Наверх

"Должны ли дети сидеть в тюрьмах вместе с матерями?" Репортаж из женской колонии, оставляющий больше вопросов, чем ответов

"Должны ли дети 
сидеть в тюрьмах 
вместе с матерями?" <span>Репортаж из женской   колонии, оставляющий   больше вопросов,   чем ответов </span>
16+
Эта история о другой жизни. О том, о чем люди стараются не думать или просто боятся подумать. Эта история - репортаж из женской колонии. О жизни осужденных женщин, о их буднях. И о детях. О тех детях, которым не посчастливилось родиться в неволе...

Это репортаж Александра Крылова, блогера и фотографа, побывавшего недавно в можайской женской колонии. Повествование идет от лица одной из осужденных, что делает его еще более правдивым и документальным.

Вот, что говорит сам автор о тех ощущениях, которые испытывает мужчина, впервые оказавшийся в колонии для женщин:

"Женская колония - испытание для мужиков. Не по себе становится, когда входя в комнату отдыха разом встают пять десятков женщин и смотрят на тебя. Хочется развернутся и уйти. Но ты стоишь и смотришь им в глаза. У большинства из них тяжелые статьи. Бог знает что у них в головах, но от такого взгляда становится не по себе. Честно говоря пробегают мурашки по коже, даже не смотря на то, что на улице +30. Стульев на всех не хватает. Сидят перед телевизором кто на полу, а кто на пеньках. Но рассказ не про это. Про их жизнь и детей. Читайте сами"

Привет, меня зовут Соня, мне 24 года, я арестантка можайской женской колонии №5. Статья такая же как у многих здесь – 228. Сидеть мне еще 8 лет. По телевизору нас называют европейской колонией, а в газетах образцово-показательной. И в правду. Каждую неделю к нам кто-то приезжает и что-то снимает. Живем с девочками дружно, работаем, развлекаемся, воспитываем детей.
Смотрите сами.
 
Большинство из нас осуждены по тяжелым статьям наркотики, убийства... Есть те, кто после школы попадает, а есть прямо бабушки-божьи одуванчики. Хотя здесь уже никого не удивить, что 80-летняя старушка на поминках подруги приревновала деда своего к соседке и обоих топором в сенях изрубила.
 
Без работы нам сидеть не дают. Хочешь, не хочешь, а тебя обучают швейному мастерству и отправляют на производство здесь-же. Самое смешное, что шьем одежду для наших же охранников. Да и не только наших. Военные одеваются у юдашкина, а силовики разные в можайской женской колонии :) Работаем на совесть, бригадир сачковать не дает. Она же и менеджер контроля качества. От нее много зависит. Хороший бригадир – и девочки хорошо работают, а значит и зарплата больше будет. Да, именно, мы получаем зарплату. Кто 10 тысяч в месяц, а кто и 15. Некоторые работники колонии 7-8 получают и относятся к нам не очень хорошо. Говорят, мол, я всю жизнь работала, в церковь ходила, и 7 получаю, а эти ... мало того, что убили кого-то, так еще и зарплату больше чем у меня имеют.
 
Кстати, в церковь мы тоже ходим, правда у нас свои праздники. Самые истовые поклоны бьем перед амнистией. Кому-то помогает.
Так вот о работе... Как это сделано: руками осужденных. Да, да. Нам не нравится, когда нас называют заключенными. Осужденные и арестованные, пожалуйста.
Так вот. На фабрику привозят много тканей, подкладов, набивок и прочего добра. Все сгружается в склад. Подклад синтепоновый в больших рулонах. Мы в пятером раскатываем его на длинном столе в несколько слоев, потом обрезаем. И уже из этих листов большим прессом по форме пробивается изделие.
 
Вот что получается. Листы с выкройкой, ткань и подкладка.

Здесь же девочки вырезают другие части одежды. Брючины, рукава, спинки, и тд.

Сразу режем много слоев ткани на больших станках, чтобы получилось много заготовок.

Все аккуратно складываем, связываем и подписываем.

Перегружаем на телеги и отправляем на второй этаж.

Здесь сразу несколько бригад одновременно раскладывают подкладку, наполнитель, и внешнюю часть одежды.

Затем все прострачивается и пришивается по частям одно к другому. Уже сейчас шьем теплую форму, чтобы нашим охранникам не мерзнуть зимой.

Дальше как дома. По лекалу делаем выкройку и смотрим, чтобы все было ровно.

Все подписываем мелом, чтобы не перепутать левый и правый рукав, например.

В цеху шум постоянный, несколько десятков электрических швейных машин работают с утра и до вечера. Старые машинки меняют на новые, заграничные. На них удобнее работать. И шьют быстрее и нитку не рвут.

Готовые части складываем и передаем дальше по коридору. Там уже финал.

Склад готовой продукции, практически. Кстати, над одной зимней курткой работают 60 девочек и каждая старается.

Вот и закончилась моя смена. В отряде еще тишина. Не знаю у кого родилась идея там заправлять кровати, но за этим строго следят. Есть у нас и социальные лифты, которые как-бы приближают наше освобождение.

Еще у нас есть дом ребенка. Сейчас здесь сделали ремонт. Много новых игрушек. За хорошее поведение могут разрешить жить вместе с ребенком. Правда только от рождения и до трех лет. Потом, если родня откажется взять на попечительство отдают в детский дом и ой как не просто потом его оттуда забрать. У нас есть такие, которые появляются в колонии, потом на свиданиях беременеют, ну и рожают и кормят... в общем делают все, чтобы облегчить себе жизнь. Даже от сигарет отказываются чтобы в комнатах совместного проживания жить. А потом освобождаются и про ребенка забывают. Твари. Но у них свои оправдания. Куда я с ним пойду и кому я с ребенком на воле нужна. А в детдоме он и сытый и одетый будет.

Дети отбывают срок вместе с нами, мамами. Они то уж не виноваты. Говорят, что весомый процент детей, рожденных за решеткой сюда же и возвращается, только уже как арестанты.

А вот и одна из комнат. Хоть и тесная, но всегда можно быть рядом с ребенком.

Вот так и живем из года в год. Бывают и праздники. Например, на новый год можем попросить, чтобы в магазин привезли духи или дорогие сигареты. А кто и через интернет просит себе подарка заказать. Почта на праздники нам целые машины привозит.

от автора: 
В Можайской женской исправительной колонии отбывает наказание 960 осужденных. Вмести с ними сидят 26 детей. Практически каждая десятая арестантка ВИЧ-инфицирована. Большинство сидит на наркотики, остальные за убийства. Для женщин в России нет строгого режима.
Тем, кто живет со своими детьми в доме ребенка существенно облегчен режим. И работают они здесь же, воспитывая кроме своего и других детей. Но лишь единицы, справляются с этим. Большинство начинают курить прямо в комнатах, что строжайше запрещено, ругаются матом на детей, нарушают режим и .. их совместное проживание заканчивается. Мать возвращается на производство, ребенок остается один.
 
 
Источник: www.alkrylov.livejournal.com
 
Автор: Вера Полонская, 26 сентября 2014, 11:34

Вам понравится:

Бабр любит:

Рождественская
короткометражка
для H&M
Пересматриваю уже несколько раз!
Календарь Pirelli 2017

Актрисы от 28 до 71
без макияжа и фотошопа
Смешные комиксы,
которые поймут
только парочки
Плохой санта
Ну а кому понравится
сидеть на коленях
у бородатого старика?
Отец пытается
повторить
гимнастические
упражнения своей дочери
Она может им гордиться!
Парень троллит
знаменитостей
прямо на их фото
На фото со звездой
Медведи гризли
чешут спины о деревья
под зажигательный
саундтрек
Новогодний ролик
про лис, барсука,
ежа и пса на батуте
Подарки, которые полюбит каждый
Лучшие туристические
фотографии конкурса
Siena International
Photography Awards 2016
Как 89-летняя
русская бабушка
путешествует по
миру на свою пенсию
История о бабушке-
путешественнице,
у которой еще все впереди!
Фотографии, сделанные
за мгновение до трагедии
Больше, чем просто фото
Потрясающе красивое
видео про Арктику

Bubr.ru ответственно и с пониманием относится к защите авторских и смежных прав. Большая часть контента нашего сайта публикуется самими пользователями. Bubr.ru является площадкой для размещения их постов. Если вы являетесь правообладателем контента и нашли признаки незаконного его использования в материалах на Bubr.ru, просим вас незамедлительно сообщить об этом, кликнув по ссылке, администрация Bubr.ru оперативно примет необходимые меры.

Спасибо, я уже состою в группеЗакрыть окно